text
Гражданское право 15 Февраля 2016 11:13

Обзор судебной практики по применению статьи 317.1 ГК РФ

Федеральным законом от 8 марта 2015 г. N 42-ФЗ в Гражданский Кодекс Российской Федерации (далее – ГК РФ) была введена статья 317.1 «Проценты по денежному обязательству»:
1. Если иное не предусмотрено законом или договором, кредитор по денежному обязательству, сторонами которого являются коммерческие организации, имеет право на получение с должника процентов на сумму долга за период пользования денежными средствами. При отсутствии в договоре условия о размере процентов их размер определяется ставкой рефинансирования Банка России, действовавшей в соответствующие периоды (законные проценты).
2. Условие обязательства, предусматривающее начисление процентов на проценты, является ничтожным, за исключением условий обязательств, возникающих из договоров банковского вклада или из договоров, связанных с осуществлением сторонами предпринимательской деятельности.
Включение данной нормы в ГК РФ породило целый ряд вопросов практического характера.
    
I. Правовая природа законных процентов (ст. 317.1 ГК РФ) и их соотношение с процентами за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК РФ)

Пояснительная записка к проекту федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» указывает следующее:В текст ГК РФ введено положение (в виде презумпции), наделяющее кредитора по денежному обязательству, сторонами которого являются коммерческие организации, правом на получение с должника законных процентов на сумму долга за период пользования денежными средствами (статья 317.1). В отличие от процентов, предусмотренных статьей 395 ГК РФ, применяемых как мера ответственности за просрочку денежного обязательства, указанные законные проценты будут взиматься как плата за пользование чужими денежными средствами.
Согласно прямому указанию в п.1 ст.317.1 ГК РФ, положения данной статьи применимы к обязательствам, сторонами которых являются коммерческие организации, в том числе индивидуальные предприниматели (п.3 ст.23 ГК РФ). Применение ст.317.1 ГК РФ к правоотношениям, в которой одна или обе стороны – некоммерческие организации также возможно в случае, если эти правоотношения направлены на осуществление такими организациями приносящей доход деятельности (Постановление Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 года №25).
Проценты по ст. 317.1 ГК РФ будут взиматься как плата за пользование чужими денежными средствами, в отличие от процентов, предусмотренных статьей 395 ГК РФ, применяемых как мера ответственности за просрочку денежного обязательства.
Данная норма является диспозитивной и при заключении договора стороны могут исключить применение правил статьи 317.1 ГК РФ либо изменить период, в течение которого начисляются указанные проценты, а также их размер.
На данный момент в судебной практике существуют три правовые позиции касательно применения ст. 317.1 ГК РФ и ст. 395 ГК РФ:
  Правовая позиция №1: Применение ст. 317.1 ГК РФ и ст. 395 ГК РФ совместно.
Различная правовая природа рассматриваемых процентов дает основания полагать, что их взыскание возможно совместно, параллельно. Так, пункт 18 Рекомендаций Научно-консультативного совета при Федеральном арбитражном суде Уральского округа отдельно указывает, что «соотношение ст. 317.1 и 395 ГК РФ выступает как соотношение основного обязательства (ст. 317.1) и ответственности за неисполнение денежного обязательства (ст. 395), что допускает возможность их совместного применения»[1]. Учитывая, что проценты по ст. 317.1 ГК РФ не являются мерой гражданско-правовой ответственности, их суммирование с процентами по ст. 395 ГК РФ не нарушает принцип недопущения двойной ответственности за одно и то же нарушение.
Начисление законных процентов в этом случае должно производиться не с момента просрочки исполнения, а с момента получения должником исполнения от кредитора (поставки товара, выполнения работ) с отсрочкой платежа и до исполнения обязанности по оплате.
Применение судами одновременно и процентов по ст. 395 ГК РФ, и по ст. 317.1 ГК РФ нашло широкое отражение в судебной практике[2].
  Правовая позиция №2: Альтернативное применение или ст. 317.1 ГК РФ, или ст. 395 ГК РФ.
В отдельных решениях суды отказывают в части требования о взыскании процентов, начисленных на основании статьи 317.1 ГК РФ, если также заявляются требования по 395 ГК РФ, обосновывая это следующим: «действующим законодательством не предусмотрено применение двойной ответственности за одно и то же нарушение обязательства (в виде процентов по ст. 317.1 ГК РФ и процентов на основании статьи 395 ГК РФ), что противоречит общим принципам гражданского законодательства и разъяснениям, данным в пункте 6 Постановления Пленума ВАС РФ от 08.10.1998 N 13/14»[3]. По-видимому, в данных случаях суды толкуют норму 317.1 ГК РФ без учета того, что данная норма, как было указано ранее, не является мерой ответственности.
  Правовая позиция №3: Применение ст. 395 ГК РФ до 01.06.2015 и ст. 317.1 ГК РФ после 01.06.2015.
В некоторых случаях суды, толкуя рассматриваемые нормы, приходят к выводу, что положения ст. 317.1 ГК РФ являются специальной нормой по отношению к ст. 395 ГК РФ. Разницу в процентах, указанных в ст. 317.1 и ст. 395 ГК РФ, в этих случаях суды усматривает только в том, что проценты по ст. 317.1 ГК РФ начисляются в случае просрочки исполнения денежного обязательства, сторонами которого являются коммерческие организации. В соответствующих правовых позициях судов указано также, что «иное толкование закона приведет к двойному начислению процентов на одну сумму долга за один период и за одно нарушение – просрочку исполнения денежного обязательства»[4].
Соответственно, по мнению некоторых судов, с учетом положений, указанных в ст. 317.1 ГК РФ, к отношениям между коммерческими организациями, существующим на период до 31.05.2015, подлежат применению положения статьи 395 ГК РФ, к отношениям, существующим после с 01.06.2015 – положения статьи 317.1 ГК РФ[5].
Правовые позиции №2 и №3, исходя из анализа судебных актов апелляционной и кассационной инстанции арбитражных судов г. Москвы и Московской области, встречаются достаточно редко.

II.Действие ст. 317.1 ГК РФ во времени.  

Согласно пункту 2 статьи 2 Федерального закона от 08.03.2015 N 42-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации", которым была введена ст. 317.1 ГК РФ, положения ГК в редакции данного Федерального закона применяются к правоотношениям, возникшим после дня вступления в силу данного Федерального закона. Суды неоднозначно толкуют данную норму и на сегодняшний день существует два подхода в применении ст. 317.1 ГК РФ во времени.
  Позиция №1: ст. 317.1 ГК РФ применяется к договорам, заключенным до 01.06.2015
В некоторых случаях суды удовлетворяют требования истцов о взыскании процентов со ссылкой на положения ст. 317.1 ГК РФ в отношении договоров, заключенных до 01.06.2015, то есть до вступления в силу Закона № 42-ФЗ. Суды мотивируют такие решения тем, что права и обязанности, связанные с требованием истца об уплате законных процентов, возникли уже после дня вступления в силу Закона № 42-ФЗ. Исходя из этого, суды удовлетворяют требования истцов о взыскании процентов, рассчитанных на период с 01.06.2015 до фактического исполнения денежных обязательств[6].
  Позиция №2: ст. 317.1 ГК РФ не применяется к договорам, заключенным до 01.06.2015
Позиция других судов сводится к невозможности применения положений статьи 317.1. ГК РФ к договорам, заключенным до 1 июня 2015 года. В одном из судебных споров суд отказал во взыскании законных процентов, отметив, что правоотношения сторон возникли до вступления в законную силу ст. 317.1 ГК РФ, которая не имеет обратной силы[7].
Некоторые суды, в частности, указывают, что норма ст. 317.1 ГК РФ является диспозитивной, поэтому ее применение к уже существующим договорам без какого-либо волеизъявления сторон будет нарушать баланс прав и обязанностей, из которого стороны исходили при заключении договора, что не будет соответствовать принципу свободы договора и существу диспозитивной нормы[8]. По нашему мнению, именно второй подход является наиболее верным, так как не нарушает как общий принцип правовой определенности, так и специальный принцип свободы договора, особенно учитывая диспозитивный характер ст. 317.1 ГК РФ.

III. Налоговые последствия применения 317.1 ГК РФ

В своих письма[9] до настоящего времени Минфин России разъяснял, что учет законных процентов для целей налогообложения прибыли идентичен процентам по долговым обязательствам. Однако прямого указания на то, что кредитор обязан включить в доходы в целях налогообложения налогом на прибыль законные проценты, независимо от его намерения реализовать право, предусмотренное ст. 317.1 ГК РФ, Минфин России не приводил.
В письме от 09 декабря 2015 г. № 03-03-РЗ/67486 Минфин России указал на то, что у кредитора в силу ст. 317.1 ГК РФ по умолчанию возникает право требования к должнику в размере законных процентов если в договоре, на основании которого возникло денежное обязательство, отсутствует порядок начисления процентов.
Законные проценты, начисленные по умолчанию по денежному долговому обязательству в порядке статьи 317.1 ГК РФ, подлежат учету налогоплательщиком в составе внереализационных доходов (расходов) при определении налоговой базы по налогу на прибыль организаций. Если кредитор отказывается от их получения, задолженность у организации-должника в виде суммы процентов по денежному обязательству, списывается путем прощения долга и подлежит учету в составе внереализационных доходов.
Таким образом, положения ГК РФ, которые, на первый взгляд, призваны обеспечить гарантии защиты имущественных прав кредитора, в интерпретации финансового ведомства оборачиваются для него имущественными потерями в виде сумм налога, независимо от того, воспользовался ли он своим правом на законные проценты или нет.  Способом нивелирования указанных последствий является указание в тексте договора на то, что положения о законных процентах (ст. 317.1 НК РФ) не применяются к денежным обязательствам сторон. В этом случае, как указывает сам Минфин России, ни требования о законных процентах, ни доходы (расходы) не возникают. При отсутствии такого условия, начиная уже с первого дня возникновения задолженности, кредитор должен начать признавать внереализационный доход и учитывать его в составе соответствующих доходов на конец каждого месяца соответствующего отчетного (налогового) периода независимо от даты (сроков) его выплаты, предусмотренных договором.
Специалисты компании «Щекин и партнеры» следят за развитием судебной практики и подходов Минфина России в отношении применения ст. 317.1 ГК РФ и готовы предоставить консультации по вопросам применения новой нормы.


[1] "Рекомендации Научно-консультативного совета при Федеральном арбитражном суде Уральского округа": Вопросы правоприменения по гражданским делам, подведомственным арбитражным судам (По итогам заседания, состоявшегося 10 июня 2015 года в г. Ижевске)
[2] См., например, Постановление 17 ААС от 10.12.2015 N 17АП-12788/2015-ГК по делу N А50-4342/2015; Постановление 4 ААС от 09.10.2015 N 04АП-4381/2015 по делу N А78-3120/2015; Постановление 9 ААС от 21.12.2015 N 09АП-51997/2015 по делу N А40-194588/14; Постановление 9 ААС от 08.12.2015 N 09АП-52477/2015-ГК по делу N А40-102364/15
[3] См., например, Постановление 9 ААС от 08.12.2015 N 09АП-49198/2015-ГК по делу N А40-125230/2015; Постановление 9 ААС от 30.12.2015 N 20АП-7453/2015 по делу N А68-6958/2015
[4] См., например, Постановление АС г. Москвы от 01.10.2015 по делу №А40-133194/15
[5] См., например: Постановление 15 ААС от 03.11.2015 по делу № А53-32356/2014; Решение АС Кемеровской области от 06.07.2015 по делу № А27-8589/2015, Решение АС  Ростовской области от 03.07.2015 г. по делу № А53-3935/15
[6] См., например, Постановление АС Восточно-Сибирского округа от 28.12.2015 N Ф02-6386/2015 по делу N А10-2715/2015; 13 ААС 29.01.2016 Дело №А56-60845/2015; Постановление 9 ААС суда от 26.11.2015 № 09АП-48231/2015 по делу № А40-79989/15, Решение АС г. Москвы от 14.08.2015 по делу № А40-110772/2015; Постановление 4 ААС от 09.10.2015 N 04АП-4381/2015 по делу N А78-3120/2015
[7] Постановление 13 ААС от 23.09.2015 по делу № А56-23156/2015
[8] Постановление 4 ААС от 24.12.2015 N 04АП-6612/2015 по делу N А19-10133/2015
[9] См., например, письма Минфина России от 30.11.2015 № 03-03-06/69572, от 03.11.2015 № 03-03-06/2/63384, от 30.09.2015 № 03-03-07/55949, от 22.09.2015 № 03-03-06/1/54179, от 27.07.2015 № 03-03-06/1/42995.