Tax alert 17.06.15

Вниманию собственников бизнеса, генеральных и финансовых директоров, руководителей юридических служб и главных бухгалтеров

Арбитражный суд города Москвы применил правила «фактического получателя доходов» в деле о выплате роялти через транзитную кипрскую компанию по сублицензионному договору на использование товарного знака, принадлежащего правообладателю, зарегистрированному на Бермудах[1].
Общество в 2011 году выплачивало кипрской компании лицензионные платежи в рамках сублицензионного договора на использование товарного знака, правообладатель которого зарегистрирован на Бермудских Островах.
Роялти, выплачиваемые российской компанией на Кипр, облагались НДС и принимались к вычету (таким образом, уплачиваемый налог фактически равен нулю). Перечисленная кипрской компании сумма учитывалась российской компанией как расходы для целей налога на прибыль. При выплате роялти налог у источника не возникал, как это предусмотрено Соглашением от 05.12.1998 между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Кипр «Об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал» (далее – Соглашение с Кипром).
Роялти, поступившие на счет кипрской компании, перечислялись на счет организации, находящейся на Бермудах, практически в полном объеме. Налога у источника при выплате роялти на Бермудские Острова на Кипре нет, а разница между полученными и выплаченными роялти облагается на Кипре налогом на доходы по ставке 10 %.
Правовая позиция Арбитражного суда г. Москвы
Арбитражный суд, проанализировав следующие обстоятельства, посчитал доказанным вывод Инспекции о получении Обществом необоснованной налоговой выгоды в виде применения пониженной налоговой ставки по Соглашению с Кипром с использованием не имеющего иной деловой цели сублицензионного договора, заключенного с взаимозависимыми лицами.
1. Наличие объективной возможности заключения договора напрямую с правообладателем торгового знака (учитывая то обстоятельство, что лицензия являлась неисключительной);
2. Согласно информации, размещенной в открытых источниках в соответствии с законодательством о ценных бумагах, Общество, сублицензиар и правообладатель являются аффилированными лицами;
3. Наличие соглашения о налогообложении между Правительством РФ и Правительством Республики Кипр и отсутствие такого соглашения с территорией Бермуды;
4. Лицензионный и сублицензионный договоры были заключены с минимальным временным интервалом;
5. Превышение стоимости сублицензионного договора над стоимостью лицензионного договора.
Суд отдельно подчеркнул, что достижению указанной деловой цели точно так же мог служить и лицензионный договор, заключенный напрямую с взаимозависимым правообладателем, но он должен влечь иные налоговые последствия.

Выводы

Фактически правомерность позиции Инспекции о невозможности применения льготной налоговой ставки к доходу кипрской компании в виде роялти по Соглашению с Кипром была обоснована с помощью двух концепций:
§    необоснованной налоговой выгоды[2];
§    фактического получателя доходов.
Несмотря на то что институт «фактического получателя доходов» в НК РФ был введен лишь в 2015 году, международные соглашения об избежании двойного налогообложения и ранее предусматривали возможность применения льготных ставок по некотором видам пассивных доходов лишь в отношении лиц, имеющих фактическое право на такие доходы. В связи с этим российским организациям, выплачивающим роялти, проценты и дивиденды и применяющим положения международных налоговых соглашений, следует быть готовым к тщательным проверкам деятельности иностранных контрагентов.


[1] См.: Решение Арбитражного суда города Москвы от 08.05.2015 № А40-12815/15.
[2] См.: Постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».

Подпишитесь на наш
Telegram-канал